распечатать
МУНИЦИПАЛЫ ГОРОДА ПИТЕРА
Госвласть смотрит на них, как на меньших братьев. А у них все, как у больших.
 
Статья опубликована в журнале
«Муниципальная власть»

(№ 1-2 2000)
Арина ГОРДЕЕВА,
Олег КИРЮШКИН (фото),
специальные корреспонденты «МВ»
 

 

Круглый стол. Фото - Олег КирюшкинМестное самоуправление в мегаполисах - субъектах Федерации по сей день остается «неведомой зверушкой » и для федерального законодателя и для органов государственной власти самих мегаполисов, и для их населения. «Самоидентификация» произошла, пожалуй, только у муниципалов в Санкт-Петербурге (в Москве, как известно, местного самуправления нет), где многие муниципальные советы буквально за год встали на ноги, начали энергично работать и во весь голос заявлять о себе. О чем свидетельствует разговор за круглым столом с депутатами муниципальных советов двух из пяти округов, на которые поделен Васильевский остров.

 

ЛИХА БЕДА НАЧАЛО

Закон о местном самоуправлении в Санкт-Петербурге рождался в муках. К формированию органов МСУ здесь приступили только в 1997 году. Мегаполис с входящими в него пригородами раскроили на 111 муниципалитетов. Территориальной основой для внутригородских муниципальных округов послужили микрорайоны с населением в среднем по 40 тысяч человек. Бывшие городские районы вошли в систему государственной исполнительной власти в качестве территориальных управлений. Первые муниципальные выборы проходили трудно: в два тура с перерывом в несколько месяцев. В сентябре 1997 года выборы во многих муниципальных округах не состоялись по причине массовой неявки избирателей к урнам для голосования. В феврале 1998-го горизбирком отменил явочный порог, и выборы наконец были признаны состоявшимися (см. «МВ» № 1 за 1999 год).

Особую активность в «завоевании» местной власти проявило «Яблоко», имеющее в Северной Пальмире крепкие корни.

Андрей Борисов, председатель муниципального совета округа № 8:

– Готовясь к первым выборам органов местного самоуправления, мы поняли, что в советах могут оказаться очень разнородные депутаты, которым придется долго искать общий язык. Пока они будут спорить, работа будет простаивать. Поэтому мы пошли по пути партийного строительства муниципальных советов. Василеостровская организация «Яблока» приняла решение выставить на выборах кандидатуры наиболее деятельных членов партии. На выборы мы шли командой, заранее просчитав, кто каким вопросом сможет заниматься в составе будущего совета в случае избрания. Избирательная кампания была исключительно жесткой: на десять депутатских мандатов в нашем округе претендовали 68 кандидатов. Тем не менее результат получился хороший: во всех пяти округах на Васильевском острове костяк муниципальных советов составили депутаты-яблочники. А это уже структура, которая позволяет проводить единую политику.

– Откуда вы пришли во власть?

– Из бизнеса. Но у меня уже был двадцатилетний опыт работы депутатом райсовета.

– Почему вы пришли во власть?

Олег Москвин, председатель финансово-бюджетной комиссии муниципального совета округа № 8:

– Может быть, в какой-то возрастной момент мы переоцениваем себя заново. В нашем муниципальном совете все примерно одного возраста. Кто-то решил попробовать себя в новом деле. У других уже был достаточно большой опыт депутатской работы – почему бы не продолжить ее в новых органах власти? Нас не направляли в муниципальные советы, как в годы коллективизации в деревню, мы сами захотели работать в них. Потому что нам это интересно. У меня есть диплом инженера-строителя, затем я работал в финансовой компании, но вот наступил момент, когда я почувствовал, что могу делать нечто иное, нечто большее. Мне нравится работать с людьми, изучать какие-то новые науки (у нас многие депутаты учатся, повышают квалификацию, получают второе высшее образование в области экономики, права, менеджмента). Это поле деятельности – для меня, здесь я считаю себя более полезным, могу раскрыться как личность.

– Зачем вы пришли во власть?

Андрей Борисов:

– Чтобы работать на благо населения. Начинать пришлось с чистого листа, ведь органов самоуправления, подобных нынешним, в Санкт-Петербурге не было с дореволюционных времен. Предстояло создать организационную структуру, наработать нормативную базу. Эта рутинная работа не видна избирателю, но необходима как задел на будущее – для депутатов следующих созывов.

Олег Москвин:

– 6 июля 1998 года мы зарегистрировали устав округа. Это наш основополагающий документ. Затем на основании устава начали разрабатывать свои внутренние документы: определелили структуру совета, создали посто- янные комиссии, закрепили за ними депутатов.

Сергей Степанов, председатель муниципального совета округа № 7:

– Из всех возможных структур органов местного самоуправления мы выбрали ту, которая показалась нам наиболее оптимальной: представительный орган – совет, который возглавляет председатель, избранный из соста ва депутатов, и подчиненный совету исполнительный орган без права юридического лица, которым руководит управляющий делами округа или администратор, нанятый депутатами по контракту.

Андрей Борисов:

– Наработав ряд решений, мы поняли, что кто-то должен их исполнять. Силами одних депутатов это сделать невозможно, ведь часть из них выполняет свои обязанности в совете без отрыва от основной работы. Опубликовали в газете объявление, что проводим конкурс на замещение должности управляющего делами муниципального округа. Занять эту должность пожелали два наших депутата и еще пятнадцать человек, которые прочитали газету. По результатам конкурса мы смогли выбрать достойную кандидатуру, причем «со стороны». Теперь совет принимает бюджет, управляющий делами бюджет исполняет – с помощью освобожденных депутатов. Кроме того, у него в подчинении находится отдел торговли и защиты прав потребителей, в котором работают два человека.

«ПРИВЕТ» ОТ ДЕПУТАТА ТЮЛЬПАНОВА

Тварь ли я дрожащая или право имею? Вопрос, мучивший героя Ф.М.Достоевского, встал перед муниципалами ребром с первых же дней работы. Передавать новым органам власти полномочия, собственность, деньги никто не спешил. Депутаты Законодательного собрания открыто говорили о том, что петербургская модель местного самоуправления рассчитана вовсе не на приближение власти к населению, а на ограничение возможностей новорожденных муниципальных советов жесткими рамками.

Сергей Степанов:

– В Санкт-Петербурге муниципалам отпущено гораздо меньше прав и обязанностей, чем имеют по Федеральному закону «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» все муниципальные советы: сельские, поселковые, городские – любые. Поэтому общие для всех проблемы у нас стоят более остро. Полномочия нам предоставлены минимальные: опека и попечительство; создание условий для обеспечения граждан услугами торгов ли, общественного питания и бытового обслуживания; благоустройство дворовых и придомовых территорий. Создание муниципальных учреждений здравоохранения и образования органам местного самоуправления просто не под силу, так как их доля в бюджете Санкт-Петербурга в 1998 году составляла 1 процент, в 1999-м – 2 процента. А, скажем, такое полномочие, как контроль за использованием земли, Законодательное собрание на муниципальный уровень не передает, поскольку считает, что это может нарушить единство городского хозяйства. Каким образом – не понятно. Ведь никто не говорит о том, что надо делить метро, водопровод или иные общегородские системы. Но какая-то собственность и у нас должна быть, не правда ли? На первом году нашей жизни в местные бюджеты были заложены средства под ряд объектов, которые должны были передать муниципальным советам. Кому – школы, кому – детские сады и подростковые клубы... Но закон о передаче этих объектов не появился. И выделенные средства у нас забрали. Зато дали немного денег на наш предмет ведения – благоустройство и озеленение территории – из расчета 80,6 рубля на одного жителя.

Людмила Цой, заместитель председателя муниципального совета округа № 8 по финансово-бюджетным вопросам:

– В 1998 году мы сверстали и защитили свой первый самостоятельный бюджет. Это было сопряжено с многими трудностями: отсутствовали нормативные документы, которые определяют данный процесс, не хватало опыта. Еще более усугубляло положение уважаемое Законодательное собрание: «благодаря» ему мы до последнего дня не знали своих доходных источников, а потом спешно начинали подгонять потребности под возможности. Такая процедура известна под названием «секвестр». Доходные источники должны быть переданы муниципальным советам на постоянной основе. Только тогда мы сможем работать нормально.

– И каковы же ваши доходные источники?

– В 1998 году это были налог на имущество физических лиц; лицензионный сбор за право торговли спиртными напитками и пивом; поступления от приватизации организаций, подлежащие зачислению в местные бюджеты в соответствии с законодательством Российской Федерации; единый налог на совокупный доход для физических лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица; налог с имущества, переходящего в порядке наследования или дарения; земельный налог в части сумм, зачисляемых в ме- стные бюджеты; доходы от продажи земли и нематериальных активов; штрафные санкции за нарушение правил применения контрольно-кассовых машин; сборы за право торговли с юридических и физических лиц.

Олег Москвин:

– В прошлом году Законодательное собрание отняло у нас добрую половину из этих доходных источников, включая доходы от продажи земли и нематериальных активов, сборы за право торговли с юридических и физических лиц, лицензионный сбор за право торговли спиртными напитками, штрафные санкции за нарушение правил применения ККМ, поступления от приватизации, а взамен дало админис- тративные штрафы за нарушение правил благоустройства и правил торговли и налог с продаж в части сумм, подлежащих зачислению в местные бюджеты. С этого 5-процентного налога нам достается только 0,15 процента, а 4,85 процента идет в город.

– Почему так?

– Это вопрос к законодательной власти. Она, видимо, считает, что важнее латать дыры в бюджете страны, бюджете субъекта Федерации, нежели отдать деньги каким-то там муниципальным образованиям. Может быть, это сделано специально, с целью удушения муниципальной власти, а может быть, бездумно: хотели как лучше, получилось как всегда. Нужно такое перераспределение налогов, в том числе федеральных, чтобы муниципалы реально получали средства. Тогда можно говорить и о полномочиях, которые мы могли бы исполнять. – Заколдованный круг: нет полномочий – нет денег, нет денег - нет полномочий...

Игорь Половцев, начальник финансовой службы (местного казначейства) – главный бухгалтер округа № 7:

– Городские депутаты устанавливают наши доходные источники по своему усмотрению, тем самым нарушая федеральное законодательство. По федеральному законодательству мы должны получать 3 процента от налога с продаж, а получаем, как уже говорилось, 0,15 процента; по федеральному законодательству налог на рекламу должен поступать в местные бюджеты, а он поступает в бюджет города; по федеральному законодательству местные налоги устанавливаются и отменяются органами МСУ, а Санкт-Петербург в декабре 1998 года самостоятельно, без всякого согласования с муниципалами отменил налог на содержание жилищного фонда. Возможно, все бы согласились с тем, что нужно уменьшить налоговое бремя, но нужно же было согласовать отмену данного налога, ведь налог на содержание жилищного фонда – местный налог, и по Конституции он вводится и отменяется только органами МСУ. Это, кстати, уже дважды в своих решениях подтверждал Конституционный Суд. Вот и получается, что законодательная власть в городе почему-то не заинтересована в передаче муниципальным советам финансов для решения вопросов местного значения. Есть и примеры другого рода. В нашем муниципальном округе было принято решение об отмене налога на рекламу, поскольку введение ставок относится к компетенции органов местного самоуправления, даже если этот налог взимается в город. Но налоговая инспекция продолжает его взимать, совершенно игнорируя решение муниципального совета.

Андрей Борисов:

– Доля муниципальных образований в бюджете города непомерно мала. Это связывает нас по рукам и ногам. В то же время каждый из пятидесяти депутатов Законодательного собрания имеет личный фонд в 9 миллионов рублей (в сумме это составляет те же 2 процента городского бюджета, что и у 111 муниципалитетов), который может самостоятельно распределять. Но ведь их задача – заниматься законотворчеством, а не распределять какие-то деньги!

К чему это приводит на практике, рассказал один из питерских знакомых. Однажды поутру (между прочим, накануне очередных выборов в Законодательное собрание) он обнаружил в своем дворе новенькие скамейки, на которых была вытравлена трогательная надпись: «Избирателям от депутата Тюльпанова». Напомним, что по законам Санкт-Петербурга благоустройство – функция органов местного самоуправления, а не государственной власти. Так что налицо нецелевое расходование средств городского бюджета. (Если находчивый депутат Тюльпанов оплатил фамильные скамейки из своего кармана, готовы принести ему свои извинения. – Авт.).

– А все-таки были случаи, когда городские депутаты поддерживали инициативы муниципалов?

Сергей Степанов:

– Муниципальный совет округа №14 вышел с предложением о передаче жилищной сферы в ведение органов местного самоуправления. Предложение принято за основу, идут поправки, дополнения. Обсуждается создание ТСЗ – территориальной службы заказчика. Это очень серьезно.

– Функции заказчика будут выполнять муниципальные советы?

– Пока неизвестно.

– Для вас это благо или беда?

– Я бы сказал так: это тяжелая работа.

Андрей Борисов:

– Весь вопрос в том, что денег нет. Начальник территориального жилищного управления говорит: у меня течет десять крыш, а я могу отремонтировать только одну, при этом заранее знаю, что потом понадобится потратить в двадцать раз больше, чтобы восстановить разрушенные в результате протечек дома... И вот сейчас это передают нам.

Игорь Половцев:

– Здесь есть и большой плюс: наконец-то муниципалитетам передают часть функций, и они начинают создавать собственные структуры.Заседание координационного совета председателей муниципальных советов Васильевского острова. А опыт показывает, что муниципальные структуры работают лучше, эффективнее. Конечно, далеко не все получается. Но у нас люди сложа руки не сидят. К примеру, штатный состав муниципального органа опеки и попечительства – четыре человека, в городе же этими вопросами занимаются по меньшей мере два комитета. Мы постоянно думаем о том, как лучше организовать свою работу. А многие старые структуры бездеятельны, инертны, они привыкли к бесконтрольности.

Олег Москвин:

– Депутаты муниципальных советов острее чувствуют ответственность перед избирателями. Может быть, потому, что еще не успели обюрократиться.

– Исполнительная госвласть вас тоже не жалует?

Николай Смоктий, председатель комиссии по правопорядку муниципального совета округа №8:

– Бывает, что территориальная администрация незаконно берет на себя какие-либо функции органов местного самоуправления и, наоборот, отфутболивает муниципальным советам вопросы, которые не входят в нашу компетенцию. По каким-то направлениям мы пересекаемся – по торговле, по правопорядку. К чему это приводит? Например, мы даем человеку разрешение на торговлю, а территориальная администрация его изымает. Приезжает милиция и заявляет: разрешения на торговлю, выданные муниципальным советом, незаконны, мы порвем ваши бумажки и выкинем вас отсюда.

Сергей Степанов:

– На мой взгляд, установление местного самоуправления на микрорайонном уровне – это ошибка. Более подходящий вариант – создание 20 муниципальных образований на уровне районов. Тогда не пришлось бы изобретать велосипед, ведь в районе налицо все исполнительные органы. А сейчас мы вынуждены создавать параллельные структуры. Организация торговли – функция муниципалов. Но в районе тоже есть отдел торговли, и между нами идет борьба.

– Может быть, проблема не в делении города на районы и округа, а в разделении функций между органами государственной власти и местного самоуправления?

Олег Москвин:

– Говорить о том, что образование 111 муниципальных округов – ошибка, наверное, не совсем правильно. История свидетельствует, что до революции в Петербурге было 80, если не ошибаюсь, муниципальных образований. А численность населения на тот момент (в 1913 году) составляла 1 200 – 1 300 тысяч человек против сегодняшних 5 миллионов. Еще одна справка. Столица Швеции – Стокгольм – до недавнего времени представляла собой некую муниципальную единицу. А сейчас наши северные соседи раздробили ее на отдельные муниципалитеты. Причем Стокгольм по численности населения равен одному нашему району.

Специалисты Миннаца России, следящие за ситуацией в Санкт-Петербурге, не разделяют мнение о том, что самоуправление здесь должно осуществляться на районном уровне. Но и 111 муниципальных округов – слишком много. В отличие от дореволюционных 80 муниципалитетов, сложившихся естественным путем, это искусственные образования. Анализ показывает, что Санкт-Петербург легко делится на так называемые социально-хозяйственные или ифраструктурные комплексы, имеющие к тому же естественные границы по рекам, каналам и т.д. Их примерно 60, не считая пригородов (о которых разговор особый). На этой основе и стоило бы образовать внутригородские муниципальные округа, где жителей объединяют общие интересы, а органы местного самоуправления способны более или менее самостоятельно решать вопросы местного значения. Но Законодательное собрание Санкт-Петербурга пошло другим путем.

ГОЛЬ НА ВЫДУМКИ ХИТРА

Споры по поводу организации власти в Санкт-Петербурге продолжаются. А жизнь тем временем берет свое: оказавшиеся без средств к существованию – правовых, финансовых, кадровых – муниципалитеты, как пролетарии, стали соединяться. Пять муниципальныхсоветов,образованных на территории бывшего Василеостровского района, объединили усилия в решении целого ряда проблем.

Андрей Борисов:

– Мы создали единый орган опеки и попечительства, единую пресс-службу, муниципальное учреждение по благоустройству всей территории. Или возьмем муниципальную милицию. Создание такой структуры одному совету не по карману. У нас каждый из пяти советов взял на свое содержание по одному сотруднику – так появилось небольшое милицейское подразделение, которое обслуживает все микрорайоны. В складчину купили для него автомобиль.

– Так это же зачатки межмуниципальной кооперации!

– Совершенно верно. Кроме всего прочего, это экономия фонда заработной платы. Если бы каждый совет создавал у себя, скажем, орган опеки и попечительства, то как минимум нужно было бы взять на работу двух человек. Итого – десять сотрудников. А сейчас мы имеем четырех человек, которые обслуживают весь Васильевский остров.

– Как вы координируете свои действия?

Сергей Степанов:

– Раз в неделю собирается «совет председатей советов», совместно работают депутатские комиссии.

Заботы муниципальных советов, на первый взгляд, незатейливы, но жизненно важны.

Андрей Борисов:

– Мы живем в культурном городе Санкт-Петербурге. Однако на его улицах вы не увидите ни одной урны.Урны, установленные муниципалами. Фото Олега Кмрюшкина. Казалось бы, мелочь. Но у кого хватит терпения таскать за собой пустую банку из-под «Кока-колы» или бумажку от мороженого. Естественно, весь мусор летит на тротуар или на газон. Для нашей территории требуется 600 урн. Денег у нас нет. Обращаемся к предпринимателям: ребята, вот у вас тут палатка, люди ходят, мусор бросают, будьте любезны, поставьте урну у входа. Таким образом установили штук сорок урн.

– Говорят, гражданское общество – это когда граждане бросают окурки в урну. А власть в гражданском обществе существует для того, чтобы со- кратить расстояние до урны...

– Точно! Следующий этап – приведение в порядок запущенных дворов, устройство детских площадок, игровых комплексов, насыщение дворовым оборудованием – скамейками, например.

– Отбиваете хлеб у Тюльпанова?

– Фамильные надписи не делаем. Зато под каждую скамейку забиваем металлическую трубу и привариваем к ней ножки. За год ни одну скамейку не поломали и не утащили.

Олег Москвин:

– В 1998 году мы приступили к осуществлению программы по освещению улиц и дворов.Детская площадка. Фото Олега Кирюшкина. Всем известно, что Санкт-Петербург – город белых ночей, но осенью и зимой дни короткие, а ночи длинные и темные. У нас много проходных дворов – это особенность исторической части города. Когда-то здесь были металлические ворота, и все закрывалось, теперь же с одной линии на другую можно пройти насквозь. Так вот, чтобы люди в безопасности проходили наиболее коротким путем к себе домой, этот путь должен быть светлым. На освещение мы выделили около 50 тысяч рублей. Заключили договор с жилищным агентством, перечислили ему деньги с нашего бюджетного счета, агентство закупило оборудование и установило однотипные светильники в арках, во дворах. Это очень важная программа, потому что чем темнее, тем вольготнее...

– ...скамейки воровать?

– Не только.

– Кстати, чем у вас занимается муниципальная милиция?

Николай Смоктий:

– В ведении муниципальных советов находятся два направления, которые должна контролировать муниципальная милиция, – это санитария и торговля. К примеру, люди часто жалуются, что владельцы автомашин моют и ремонтируют их на газонах. Недавно был сигнал, что при ремонте автомобиля на газон вытекло машинное масло. В таких случаях наши милиционеры имеют право наложить штраф. Очень активно работает муниципальная милиция с отделом торговли и защиты прав потребителей: проводятся совместные рейды на предмет выявления случаев обвесов и обсчетов или продажи «левой» водки. Ведь мы, депутаты, не имеем права даже составить протокол. Мы можем только быть свидетелями. А милиция может наказать за нарушение правил торговли. Таким образом, мы изъявляем волю своих избирателей: повернув милицию лицом к нуждам населения, наводим порядок в микрорайоне. Иметь свою милицию выгодно и с другой точки зрения: наложенные ею штрафы поступают в бюджет округа.

– А по улицам на Васильевском острове ходить не страшно?

– Именно к этому мы и стремимся. Сейчас думаем о создании муниципальной дружины и привлечении к охране порядка общественности.

– Милиционеры подчиняются муниципальным советам?

– Они подчиняются УВД. Но у нас заключен договор, и если УВД собирается их куда-то отвлечь, то только с разрешения совета.

Андрей Борисов:

– По нашим подсчетам, муниципальная милиция себя окупает.Торговые палатки Доходы от ее деятельности превышают расходы на ее содержание раза в три-четыре. Но, разумеется, основная задача милиции – не обирать бедных предпринимателей, им и так тяжело, а наказывать нечестных и нерадивых. Когда мы видим, что предпринимателю нужно помочь, с большим удовольствием это делаем. К примеру, начали действия по снижению арендной платы, которая явно удушает малый и средний бизнес в нашем городе. Поддержка предпринимательства – в наших интересах. Ведь предприниматель – тот самый человек, который оживляет и оздоровляет нашу экономику, пополняет казну, создает новые рабочие места. Кстати, проблема занятости населения у нас стоит достаточно остро. И мы взялись за ее решение: задействовали на общественных работах по благоустройству территории, ремонту подъездов, тротуаров два десятка человек. Немного, но...

Олег Москвин:

– Хочу добавить несколько слов к тому, зачем нам поддерживать малый и средний бизнес. Мы говорили о налоге с продаж, часть которого поступает в местный бюджет. Понятно, что этот налог уплачивается, когда есть развитая система торговли с достаточно большим оборотом. Нам просто необходимо увеличивать налогооблагаемую базу, если мы хотим осуществлять свои программы по благоустройству или помогать малообеспеченным.

– Но социальная защита – не ваша функция!

Андрей Борисов:

– Для чего вводится местное самоуправление? Чтобы власть была ближе к народу. К нам на прием люди идут каждый день. Всем надо помочь. К депутатам по старинке обращаются как к посредникам, чтобы мы похлопотали о решении каких-то бытовых проблем. В исторической части города много старых жилых домов в аварийном состоянии. Как объяснить людям, что обслуживание жилищного фонда – не наш вопрос? И мы помогаем, особенно в чрезвычайных ситуациях, когда возникает угроза для жизни. Вы правы, и социальная защита, и образование, и здравоохранение – тоже не наши функции. Но мы выделяем из своего бюджета деньги на продуктовые наборы для малообеспеченных граждан, на подарки ветеранам-блокадникам и детям из малообеспеченных семей, на организацию праздничных мероприятий. Оплатили оборудование для детской поликлиники и перевязочные материалы для травмопункта. Дали 25 тысяч рублей школам на косметический ремонт зданий и приобретение необходимого инвентаря. И даже издали за свой счет том энциклопедии улиц Санкт- Петербурга, посвященный Васильевскому острову, раздали его в школьные библиотеки.

Сергей Степанов:

– А как иначе, если мы видим, что положение катастрофическое? В нашем округе совет профинансировал, к примеру, установку сфетофоров у школ, чтобы дети могли перейти дорогу без риска оказаться под колесами.

– Из каких средств?

Олег Москвин:

– Сокращаем отдельные статьи расходов и перебрасываем деньги в том направлении, в котором они нужнее. Территориальное финансовое управление на такое нецелевое использование средств закрывает глаза: пишите, мол, что это муниципальная поддержка. Крутимся, как можем. У нас бюджет 1999 года – 1 522 тысячи, а исполнение за 1998 год – 3 800 тысяч. Вот вам разница. Статистика свидетельствует: за два года своего существования органы местного самоуправления создали 98 муниципальных учреждений. Доля расходов на содержание собственного аппарата составляет в настоящее время до 30 процентов местного бюджета. На благоустройство дворов расходуется 32 процента бюджета, на социальную сферу – 8,5 процента, на здравоохранение – 6 процентов, на культуру и правоохранительную деятельность – по 2 процента.

...И ЛЮДИ К ТЕБЕ ПОТЯНУТСЯ

– Как вы работаете с населением?

Андрей Борисов:

– Для того, чтобы люди знали, что и как делает совет, выставили в микрорайоне информационные щиты, на которых размещены списки депутатов с контактными телефонами, часы приема, план работы, постановления совета и т.д. Отчитываемся перед избирателями на всевозможных встречах. Стараемся как можно больше работать с населением через общественные организации – ветеранские, женские и другие, действующие на базе ЖЭКов, РЭУ.

Олег Москвин:

– Как уже говорилось, в муниципальных округах работают учреждения по благоустройству, но вместе с тем мы решили повысить активность жителей, чтобы они почувствовали, что значит САМОуправление. Наши депутаты прошли по закрепленным за ними территориям, посмотрели, где какой беспорядок, переговорили со своими избирателями, закупили инвентарь, распечатали объявления и провели несколько субботников.

Активность населения пока не очень высока, однако поработать на обустройстве старинного Смоленского кладбища пришли несколько сотен человек.

– Активность населения повысится, когда люди в вас поверят.

Виктор Шеломов, первый заместитель председателя муниципального совета округа № 8:

– В целях просвещения населения и объединения муниципалов мы задумали использовать современные средства, а именно – создать в Интернете страничку, которая была бы полезна людям, интересующимся местным самоуправлением. Эта идея осуществлена совместно с Санкт-Петербургским государственным университетом, который находится на территории округа. На нашей страничке помещается информация о том, что происходит в муниципальном мире Санкт-Петербурга. Пока возможности Интернета используются больше для обмена опытом среди муниципалов. Но в перспективе доступ в эту систему должны получить и пользователи персональных компьютеров, то есть наши избиратели. Таким образом мы будем вести пропаганду идей местного самоуправления среди населения. Чтобы оно голосовало не сердцем, а по уму.

Андрей Борисов:

– О муниципалах в Санкт-Петербурге, как правило, говорят и пишут только плохо. Но если мы реально сможем исполнять свои полномочия, люди рано или поздно разберутся, что к чему. Людей не обманешь.

ВМЕСТО РЕЗЮМЕ

26 марта в Санкт-Петербурге прошли выборы депутатов муниципальных советов второго созыва. За редким исключением выборы признаны несостоявшимися, так как около 20 процентов избирателей проголосовали против всех кандидатов. Аналитики расценивают ситуацию с местным самоуправлением как кризисную, причем «муниципальный кризис - не результат чьих-то ошибок, он запрограммирован изначально». «Химерой, порочной по своей сути» назвал существующую систему местной власти председатель комиссии Законодательного собрания по местному самоуправлению Анатолий Кривенченко. По его мнению, «раздел города на 111 бесправных и беспомощных муниципальных образований ни к чему хорошему не привел. Проголосовав «против всех», горожане выразили свое отношение к такой системе». Но вряд ли петербуржцы голосовали против местного самоуправления в своем городе. ведь они еще не распробовали его вкус. Надо дать местной власти реальную власть: полномочия, собственность, деньги. А там посмотрим.

Журнал «Муниципальная власть» - Российский журнал местного самоуправления.
Учредители журнала - Министерство по делам Федерации и национальностей Российской Федерации при участии Администрации Президента РФ и Конгресса муниципальных образований РФ

.

в начало страницы  
  Опубликовано на сайте "Местное самоуправление в Санкт-Петербурге " -
  ©ПРИОР Северо-Запад.
  При использовании информации ссылка обязательна.
  Мнение редакции не всегда совпадает с мнением авторов публикаций.