распечатать
ОРГАНЫ БЕЗ УПРАВЛЕНИЯ
 
Статья опубликована в газете
«Петербургский Час-Пик »
(№ 13 от 05.04.2000)автор
 
Провал муниципальных выборов в Петербурге прошел незаметно и особого шума не наделал. Собственно, столь же незаметными были и рождение нынешней муниципальной власти, и ее двухлетняя жизнь. Летального исхода, правда, не произойдет. Потому что без местного самоуправления нельзя. То есть без него, конечно, можно, но по Конституции не положено. Да и неловко как-то в городе, претендующем на звание европейского (хотя бы по российским понятиям), жить без местного самоуправления. Все-таки важнейший атрибут, можно даже сказать, фундамент гражданского общества.

А на сегодняшний день ситуация такова, что две трети муниципальных советов города то ли существуют, то ли нет. 93 из 111 советов совместили собственные перевыборы с выборами президента. И больно на этом обожглись. Пришедший выбирать президента народ не стал разбираться в тонкостях муниципальной политики, так что уверенную и безоговорочную победу одержал "кандидат против всех". Выборы состоялись только в 22 муниципальных образованиях, все они - это небольшие поселки типа Репина или Солнечного, где люди хорошо знают друг друга. Остальные советы после выборов вроде бы нелегитимны. Но сложить свои полномочия должны тогда, когда соберется на первое заседание новый состав совета. А новый состав не соберется, потому что его нет. Продлят ли полномочия старых советов или до новых выборов их функции перейдут к районным администрациям, пока неизвестно. Да не об этом и речь.

Речь о том, что два с половиной года назад, проводя муниципальную реформу и разделяя город на 111 муниципальных образований, городская администрация и подконтрольные ей депутаты городского парламента мотивировали свои действия заботой о том, чтобы местная власть была максимально приближена к населению. 26 марта "благодарное" население приближенную к нему власть проигнорировало.

Вслед за жилищной провалена очередная, на этот раз муниципальная, реформа администрации Яковлева. Казалось бы, губернатор должен рвать и метать, а виновные понести суровое, но заслуженное наказание. Побывав сразу после выборов в одной из районных администраций, ничего подобного я не заметил. Чиновники не могли скрыть своего удовлетворения. "Что хотели, то и получили", - читалось на их лицах, на которых в обычное время вовсе ничего не прочтешь. Даже гардеробщица высказывалась о муниципальных выборах презрительно.
Ничего удивительного в этом нет. Провал выглядит вполне закономерным. Более того, к нему, похоже, даже стремились.

Проводя муниципальную реформу, городская администрация сделала все, чтобы не делиться с новыми органами своими полномочиями. Отсюда деление города не по районам, а по более мелким муниципальным образованиям. Учитывая, что вся инфраструктура осталась на районном уровне, новоявленное местное самоуправление изначально становилось бессильным и бесправным, этакой данью приличия, которую нужно уплатить за право считаться цивилизованными.

Собственно, провал этой идеи был очевиден еще осенью 1997 года, когда, как и сейчас, в подавляющем большинстве округов не состоялись выборы. Тогда из-за низкой явки избирателей. В принципе, это нонсенс. Например, в соседних скандинавских странах наибольшая явка наблюдается именно на муниципальных выборах. Наименьшая - на выборах в европарламент. Потому что в реальной жизни каждого жителя муниципалитет играет большую, а главное - более понятную роль, чем центральная власть. Конечно, у них вековые традиции. Только какие традиции могут заставить меня ощущать себя жителем муниципального образования муниципального округа № 75? Избирателем всего этого я еще могу быть, но жителем никогда. А для развития местного самоуправления нужно, чтобы мы были жителями.

Впрочем, в феврале 1998 года, после отмены 25%-ного порога явки, органы с несколько жутковатым названием "муниципальный совет муниципального образования муниципального округа номер такой-то" были избраны и приступили к работе. За два года умудрились даже кое-что сделать. Главным образом - в сфере благоустройства (ничем другим они толком заниматься и не могли). В этом году их долю в городском бюджете милостиво планировалось увеличить с 1 до 3%.

Но вот беда: в 1998 году администрация не обратила должного внимания на муниципальные выборы. И теперь местные депутаты в большинстве своем неподконтрольны администрации и зачастую ревниво относятся к попыткам чиновников этот контроль навязать. А это совершенно не вписывается в ту модель управления городом, которая выстраивается в последние годы. 2% бюджета, распределяемого коллективной поправкой депутатов ЗакСа (так называемые резервные фонды), позволяют Смольному контролировать значительную часть городских парламентариев. Просто так отдать 3% бюджета советам, в которых полно яблочников, коммунистов и просто оппозиционеров "дворового масштаба", явно не могло вписываться в планы администрации Яковлева. Отдать, конечно, можно, бюджет от этого не оскудеет. Но состав депутатов должен быть другой. Свой. Об этом должны были позаботиться районные администрации, чье отношение к самоуправлению с самого начало было более чем настороженным: ведь чем больше полномочий и денег у муниципалитетов, тем меньше их у районных администраций.

У многих депутатов ЗакСа развитие местного самоуправления особого восторга также вызвать не могло. Пропадала монополия на добрые дела, которую раньше обеспечивал резервный фонд. Теперь поставить скамейку, вставить почтовый ящик или оказать матпомощь мог еще и муниципалитет.

В итоге городские власти, вместо того чтобы хотя бы на словах, так сказать, морально поддерживать свое и без того уродливое муниципальное детище, лишь изредка поругивали его. Дескать, дилетанты, бездельники, много тратят на свое содержание.

Такая пропаганда находила у людей самый живой отклик. Ведь они выбирали местную власть не ради благоустройства дворов. Ради такой "ерунды" у нас вообще никого не выбирают. Выбирают ради того, чтобы сделать свою жизнь лучше. Причем материально и очень конкретно. Потом наступает разочарование, а те, кто не оправдал изначально несбыточных ожиданий, становятся болтунами и бездельниками. Играть на таких настроениях легко и просто.

Так что ничего удивительного в том, что к началу нынешней избирательной кампании отношение к местному самоуправлению у большинства населения было негативным. Преодолеть это отношение в одиночку муниципалитеты не могли. Городская власть с подконтрольными СМИ, наверное, могла бы. Только для этого ей пришлось бы сказать: муниципальные депутаты не сделали для вас ничего особенного, потому что мы им этого не позволили.

Городская власть пошла другим путем: старалась по возможности замалчивать сам факт выборов. Ни наглядной, ни телевизионной рекламы. В таких условиях полученный результат ("против всех") был прогнозируемым.

Этот результат, похоже, выгоден администрации. Во-первых, увлеченные президентскими выборами горожане вроде бы и не заметили провала муниципальной реформы. Во-вторых, на новых муниципальных выборах резко возрастает возможность значительно изменить депутатский корпус и сделать его послушным. Идея избирательной кампании проста: свое отношение к прежним депутатам народ уже высказал, так что теперь выберем "профессионалов", "людей дела, готовых к конструктивному сотрудничеству". А низкая явка, как известно, серьезно усиливает значение пресловутого "административного ресурса". Цинично, недешево, зато надежно и практично.

Администрация Яковлева одержала победу. Чем она обернется - покажет время.

(Статья публикуется с письменного согласия редакции газеты «Петербургский Час-Пик».)

в начало страницы  
  Опубликовано на сайте "Местное самоуправление в Санкт-Петербурге " -
  ©ПРИОР Северо-Запад.
  При использовании информации ссылка обязательна.
  Мнение редакции не всегда совпадает с мнением авторов публикаций.