распечатать
О ЗАКОННИКАХ И ЗАКОННОСТИ
 
Г. М. Хитров
 
"Законность, неуклонное исполнение законов и соответствующих им иных правовых актов органами государства, должностными лицами, гражданами и общественными организациями. Законность представляет собой одну из сторон демократического государственного строя, выражает равенство всех перед законом с точки зрения одинакового подчинения закону любого участника общественных отношений (БСЭ)".
Понятно, что приведенная цитата просто повиснет в воздухе, если в государстве не будет института (в широком смысле этого слова), который вменял бы реализацию законности в обществе. Таким институтом в нашем государстве является "Прокуратура Российской Федерации - единая федеральная централизованная система органов, осуществляющих от имени Российской Федерации надзор за исполнением действующих на ее территории законов" (пункт 1 статьи 1 федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации").
Статья 21 упомянутого закона конкретизирует понятие предмета надзора:
"1. Предметом надзора является исполнение законов федеральными министерствами и ведомствами, представительными (законодательными) и исполнительными органами субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, органами военного управления, органами контроля, их должностными лицами, а также соответствие законам издаваемых ими правовых актов.
2. При осуществлении надзора за исполнением законов органы прокуратуры не подменяют иные государственные органы. Проверки исполнения законов проводятся на основании поступившей в органы прокуратуры информации о фактах нарушения закона, требующих принятия мер прокурором".

Чтобы понять, почему я цитирую очевидные всем положения, давайте рассмотрим пример, ставший фактом нашей петербургской истории. В Петергофе с 2000 по 2004 год действовал местный совет, избранный по одному 20-мандатному избирательному округу, несмотря на то, что закон не позволял тогда и не позволяет сейчас иметь более чем 5-мандатные округа.
Как это стало возможным? Не можем же мы предполагать, что наши прокуроры не умеют считать до пяти. Значит, ответ надо искать в тех самых цитированных мною частях закона о прокуратуре.
Скорее всего, ответ содержится в следующем положении из цитированного пункта 2 статьи 21: "Проверки исполнения законов проводятся на основании поступившей в органы прокуратуры информации о фактах нарушения закона, требующих принятия мер прокурором".
Раз в районную прокуратуру не поступила "информация о фактах нарушения закона", т.е. что 20 больше 5, а сама районная прокуратура находилась, вероятно, где-то на луне, то понятно, что она и не увидела нарушения закона. Хотя я писал об указанном факте нарушения закона открытое письмо на имя депутата ЗакСа от Петергофа Никитина А.А., опубликованное в районной газете "Петергофский вестник", но, вероятно, это не считалось информацией о нарушении закона - письмо не было адресовано в прокуратуру. В прокуратуре его не заметили, как не заметил его и господин А.А. Никитин. Спрашивается, почему рядовому гражданину должно быть дело до факта нарушения закона, а чиновнику (в данном случае прокурору), который по долгу службы за зарплату должен был следить за соблюдением закона, до этого самого закона дела не было?
Может быть чиновнику и было дело до этого очевидного даже первокласснику факта нарушения закона (первоклассник-то умеет считать до пяти), но возможно все дело в первом предложении цитированного пункта 2 статьи 21: "При осуществлении надзора за исполнением законов органы прокуратуры не подменяют иные государственные органы". Интересно, деятельность каких других государственных органов подменила бы районная прокуратура, если бы начала осуществлять надзор за исполнением закона о выборах? То, что этот вопрос не праздный, показали и последние выборы депутатов местных советов.
Если повнимательнее присмотреться к питерскому местному самоуправлению, то может сложиться впечатление, что оно вообще находится вне закона (сравните соответствующее питерское законодательство с федеральным). Однако это касается не только местного самоуправления. Возьмите, например, Закон Санкт-Петербурга от 25 февраля 2004 г. N 73-16 "О выборах депутатов Законодательного Собрания Санкт-Петербурга". С одной стороны - он как бы есть, с другой стороны - его как бы и нет. Все дело в том, что этот закон полностью "вступает в силу со дня вступления в силу изменений и дополнений в Устав Санкт-Петербурга, предусматривающих формирование Законодательного Собрания Санкт-Петербурга путем распределения депутатских мандатов между списками кандидатов, выдвинутых избирательными объединениями, избирательными блоками". Дополнений и изменений в Устав Санкт-Петербурга, увы, как не было, так и нет.
Мое внимание к закону о выборах депутатов Законодательного Собрания объясняется двумя причинами.
Первая причина - как скажется полное или частичное формирование депутатского корпуса ЗакСа по партийным спискам на питерском местном самоуправлении. С одной стороны, это должно сказаться отрицательно, так как партии всегда в местном самоуправлении видели конкурента в борьбе за власть. С другой стороны, формирование, хотя бы и частичное, депутатского корпуса ЗакСа по партийным спискам должно отправить пресловутый депутатский фонд в небытие, что должно положительно сказаться на местном самоуправлении - депутаты ЗакСа вынуждены будут отдать часть своих полномочий-благодеяний вместе с финансами своим коллегам из местных советов.
Вторая причина - этот закон дополнял нарисованную выше картину отношения к законности. Все дело в том, что в соответствии с законом № 67-ФЗ от 12.06.2002 г. (с последующими изменениями) упомянутый питерский закон в полном объеме должен был вступить в силу до 14 июля 2003 года (если это не так, пусть юристы меня поправят). В связи со второй причиной возникал вопрос - заметит ли прокуратура это несоответствие? Удивительно, но прокуратура заметила это несоответствие (интересно, кто ей это подсказал?), правда, в начале 2005 года. Спрашивается, почему именно в начале 2005 года? Да потому, что в это время вступал в силу закон о монетизации льгот, и огрехи этого закона стали очевидны многим, в том числе и депутатам ЗакСа. Депутаты ЗакСа даже решили по этому поводу обратиться в Конституционный суд. Однако им через прокуратуру намекнули, что у них самих, как бы это помягче сказать, с лицом не всё в порядке - они сами нарушают закон. На том все дело и кончилось. Выходит, что законы нужны не для того, что бы совершенствовать общественные взаимоотношения, облегчать нам жизнь и делать ее лучше, а для того чтобы различные группы управленцев имели в руках инструмент для борьбы друг с другом. Как известно, "ворон ворону глаз не выклюет".
Если читатель заметит мне, что я делаю вывод на основании всего одного наблюдения, то советую ему заглянуть в мою статью "Несостоявшаяся реформа", из которой он увидит как "на основании закона" ВРИО губернатора А.Д.Беглов, сумел остановить намечавшуюся реформу МСУ в Санкт-Петербурге.
Вернусь, однако, вновь к цитированному положению - "Проверки исполнения законов проводятся на основании поступившей в органы прокуратуры информации о фактах нарушения закона …". Неужели это положение нужно только для того, чтобы прокуратура имела возможность не замечать очевидные всем факты или еще также, чтобы превращать наше население в жалобщиков, стукачей и сутяг?
Скажите, если прокуратуре нужно подсказывать, что очевидным образом нарушаются прописанные в законе положения, то кому нужно подсказывать, что нарушаются не менее очевидные, но не прописанные в законе положения? Я имею в виду положение о том, что каждому хоть сколь-нибудь значительному уровню исполнительной власти в демократическом (народовластном) обществе должен быть сопоставлен соответствующий представительный уровень власти. Чем более та или иная власть хочет если не быть, то хотя бы выглядеть демократической, тем более она обязана придерживаться этого положения. Советская власть была отвергнута на основании того, что она была не достаточно демократична. На смену ей пришла по определению более демократичная власть, и что же мы наблюдаем в Санкт-Петербурге: существовавший и при советском режиме представительный районный уровень власти ликвидирован. В Санкт-Петербурге исполнительному районному уровню власти не сопоставлен соответствующий представительный уровень власти - его просто нет. Это не назовешь нарушением закона, но нарушение принципов демократического общества при этом очевидно. Как быть с этим?

в начало страницы  
  Опубликовано на сайте "Местное самоуправление в Санкт-Петербурге " -
  ©ПРИОР Северо-Запад.
  При использовании информации ссылка обязательна.
  Мнение редакции не всегда совпадает с мнением авторов публикаций.